July 8th, 2017

(no subject)

Очень важный вопрос.
Что определяет жизнь? Сердцебиение? Работа мозга? Способность самостоятельно дышать и питаться? Возможность дать знать о своих нуждах и болях? Должна ли продолжительность существования иметь приоритет над качеством этого существования?
И еще один более важный вопрос.
Имеют ли право родные человека, который является овощем, у которого необратимые повреждения мозга, который не может быть отключен от аппарата дыхания ни на минуту, который не видит, не слышит, не говорит и даже не плачет, не может двигать даже пальцами, зная, что вылечить хотя бы до самостоятельного дыхания и восстановить мозговую деятельность нельзя, так вот имеют ли они право ожесточенно бороться за продления мучений своего 11месячного сына? Юридически право они конечно имеют, но движет ли ими любовь к ребенку? Ставят ли они его интересы во главу своей борьбы за право лечения сына в другой стране у доктора, который имеет созданную экспериментальную систему лечения проблем, которые запустили механизм повреждений в организме Чарли Гарда? Этот доктор сам уже сказал, что ни о каких прорывах в состоянии мальчика даже при успешной реакции организма на лечение, надежды нет. Все его эксперименты имеют в багаже мышь и 18 чековек, которые были совсем на другой стадии болезни.
Так за что же борются родители маленького британца?